Ю. Гиппенрейтер: в чем смысл наказания

Начнем с ошибочного взгляда. Очень распространено мнение, что наказание нужно для того, чтобы вызвать отрицательную эмоцию (боль, обиду, страх). Тогда случай запомнится, и ребенок впредь не будет себя так вести. А если будет, наказание надо усилить. Эта точка зрения пустила глубокие корни в сознании людей и в практике воспитания. К сожалению, иногда ее подтверждают «научно», ссылаясь на теорию условных рефлексов, в которой говорится о необходи «подкрепления» (в том числе отрицательного) для научения.
Но поведение человека — не набор рефлексов, а воспитание — не их выработка. Может ли наказание человека исправить его поведение? Конечно, нет! 
Бывает, что под страхом наказания он действительно перестает делать то, что ему запрещено. Однако чаще он подстраивается или маскируется — делает вид, что послушался, то есть идет на обман. Бывает, что он ведет себя «правильно» при одном родителе и распускается при другом. 

Наказание — это прежде всего сигнал о нарушении правила, нормы или установленного порядка. Смысл его — сделать более весомыми слова взрослого, подчеркнуть их серьезность. Родитель — защитник моральной
ценности, а не фигура, диктующая свою волю. Ведь дети слишком легко пропускают слова родителей мимо ушей, особенно когда им что то не нравится. Хотя наказание может огорчить ребенка, дело не в том, чтобы его обидеть, расстроить или напугать, а в том, чтобы дать ему возможность задуматься над проступком, понять, что именно он нарушил и почему это плохо.
Такой взгляд на роль наказания предполагает установку на воспитание сознания и личности ребенка, а не на исправление его внешнего поведения. Стоит еще раз подчеркнуть: при таком подходе родитель оказывается в позиции проводника и защитника жизненного правила или моральной ценности, а не фигуры, диктующей свою волю.

 

Источник: "Поведение ребенка в руках родителей" / Ю. Б. Гиппенрейтер. — Москва: АСТ, 2014 г.

Комментарии